ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВЛАДЕЛЬЦА ИСТОЧНИКА ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ.

Кондратьева Елена Александровна

Волгоградский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, г. Волгоград

Ведущий специалист юридического центра “Золотой ключ”

Аннотация: В работе проанализированы различные подходы в гражданском законодательстве и судебной практике к определению владельца источника повышенной опасности, автором предложено собственное понятие владельца источника повышенной опасности.

 

Ключевые слова: обязательства вследствие причинения вреда, причинение вреда, источник повышенной опасности, владелец источника повышенной опасности.

 

Действующее гражданское законодательство РФ в абз. 2 п. 1 ст. 1079 ГК РФ, дает понятие владельца источника повышенной опасности – это физическое или юридическое лицо, владеющее на каком-либо законном праве (собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления) или основании (аренды, управления и пр.) [1]

Однако, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» уточняет понятие владельца источника повышенной опасности определяя его как физическое или юридическое лицо, использующего источник повышенной опасности на каком-либо законном праве или основании (абз.1 п.19). [2]

Ранее Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 № 3, на сегодняшний день утратившим силу, был сформирован другой подход к определению источника повышенной опасности, под владельцем источника повышенной опасности понималось физическое или юридическое лицо, эксплуатирующее источник повышенной опасности на каком-либо законном праве или основании. [3]

Следовательно, гражданское законодательство и судебная практика по разному определяет владельца источника повышенной опасности, в одном случае это лицо, владеющее им на каком-либо законном праве или основании, в другом – лицо, использующее его на каком-либо праве или ином законном основании, в третьем – лицо, эксплуатирующее его на каком-либо праве или ином законном основании.

В связи с этим, на наш взгляд, нуждается в разрешении вопрос о том, связаны ли с правовой точки зрения эксплуатация и использование вещи с осуществлением владения, для определения понятия владельца источника повышенной опасности.

По мнению одних авторов, таких как С.К. Соломин, Н.Г. Соломина, эксплуатация вещи не тождественна владению или использованию. В качестве примера авторы приводят договор аренды транспортных средств с экипажем. По договору транспортное средство передается арендатору во временное владение и пользование. Однако в случае причинения вреда третьим лицам обязанность по возмещению вменяется арендодателю, поскольку в момент аварии именно он управлял (эксплуатировал) транспортным средством (ст. 640 ГК РФ), в то время как арендатор использует и временно владеет им. В связи с вышеизложенным С.К. Соломин и Н.Г. Соломина отмечают, что положения  действующего гражданского законодательства, с одной стороны,  позволяют провести четкие границы между понятиями «эксплуатация», «владение», «использование». С другой стороны, они находятся в противоречии друг с другом, поскольку нормы об аренде возлагают ответственность за причинение источником повышенной опасности – транспортным средством, на лицо, которое осуществляет эксплуатацию, а не владение, как указано в ст. 1079 ГК РФ. [4] При этом общими условиями аренды предусмотрен такой вариант передачи вещи, как во временное пользование. В частности, ВАС РФ, со ссылкой на ст. 606 ГК РФ, признал возможность передачи в аренду части вещи (абз. 2 п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73). [5] Представляется, что в таком случае у арендатора возникнет только право пользования вещью, но не возникнет владение ею.

Противоположного мнения придерживается О.А. Красавчиков, который считает, что осуществление эксплуатации источника повышенной опасности подразумевает и владение (без пользования), и хранение, и транспортировку….. [6].

Для определения взаимосвязи между собой понятий «эксплуатация», «использование» и «владение», в целях определения наиболее полного понятия владельца источника повышенной опасности, считаем необходимым обратиться к трактовки понятия «владения», закрепленному в действующем гражданском законодательстве, которое под владением понимает состояние фактического господства над вещью, доказательством этого служит то, что ГК РФ различает законное и незаконное владение (ст. 301), допускает возможность лишения владения (ст. 304, п. 2 ст. 1079 ГК РФ). Следовательно, закрепленное определение владельца источника повышенной опасности в ГК РФ, определяет его как физическое или юридическое лицо, осуществляющее фактическое господство над источником повышенной опасности на каком-либо законном праве или основании.

Однако, такое определение не дает единообразного толкования и применения, так в качестве примера можно привести гражданский спор, в котором стороны заключили договор подряда на выполнение комплекса работ на объекте строительства по устройству, демонтажу, ремонту, транспортировке, установке подкрановых путей, а также обслуживанию и разборке башенного крана. По согласованию сторон, оформленному дополнительным соглашением, исполнитель работ обязуется предоставить заказчику башенный кран с обслуживающим персоналом для его последующей эксплуатации, в ходе проведения работ краном был поврежден стеклянный фасад строящегося дома. При вынесении решения суд, руководствуясь ст. ст. 15, 1064, 1079 ГК РФ, признал именно заказчика работ владельцем источника повышенной опасности, его поданная надзорная жалоба осталась без удовлетворения. [7].

Анализируя данный спор, на наш взгляд можно сделать вывод, что фактическое господство над источником повышенной опасности осуществлял исполнитель, так как его персонал фактически обслуживал башенный кран, и он не выбывал из его владения. Однако, суд ввиду неполного определения владельца источника повышенной опасности решил, что именно заказчик является владельцем источника повышенной опасности, так как  он временно владел (эксплуатировал) источником повышенной опасности на основании договора, не приняв во внимание, что но не осуществлял фактическое господство над ним.

Таким образом, закрепленное в п. 1 ст. 1079 ГК РФ понятие владельца источника повышенной опасности является не полным и нуждается в уточнении, предлагаем считать под владельцем источника повышенной опасности организацию или гражданина, которые при использовании (эксплуатации), транспортировке, хранении и совершении иных действий в отношении источника повышенной опасности на законном основании осуществляют фактическое господство над ним.

Комментарии закрыты.

ПОЗВОНИТЕ МНЕ
+
Жду звонка!